«При долгом кризисе и нефти ниже $42 неизбежна девальвация рубля»: экономисты о последствиях новой сделки ОПЕК+

0

В воскресенье вечером на внеочередном совещании министры энергетики стран ОПЕК+ закрепили договоренности по сокращению добычи: Мексика, державшая на волоске сделку ОПЕК+, присоединилась к соглашению крупнейших мировых производителей по спасению глобального рынка нефти от ценового коллапса. Ежедневная добыча будет сокращена на 9,7 млн баррелей на два месяца, затем на 7,7 млн до конца 2020 года, а с 1 января 2021 года до 30 апреля 2022 года — на 5,8 млн баррелей в день. Однако оптимизм инвесторов после объявленной сделки был недолгим: утренний рост котировок Brent сменился падением до $30,6 за баррель, затем цены вернулись на уровень $31-32 за баррель.

Сделка спасла рынок от катастрофического обвала, но не сняла вопрос относительно нефтяного дисбаланса, солидарны участники рынка. По данным ОПЕК, предложение нефти превышает спрос на 14,7 млн баррелей в день. Forbes спросил у аналитиков, как сделка скажется на нефтяном рынке и российской экономике.

Стивен О’Салливан, старший научный сотрудник Оксфордского института по энергетическим исследованиям:

«Надо учитывать, что сокращение на 9,7 млн баррелей в день начнется только в мае, а не с сегодняшнего дня. А спрос на нефть уже упал примерно на 30 млн баррелей в день. Политически эту сделку можно считать успехом в краткосрочной перспективе, но для балансировки отрасли по уровню спроса и предложения таких объемов будет недостаточно, если только спрос на нефть резко не восстановится. На данный момент сценарий восстановления спроса выглядит маловероятным, учитывая разрушение глобальных экономических связей, которое только нарастает.

Сделка помогла избежать самого худшего сценария по снижению нефтяных цен, но она поддержит российскую экономику только в том случае, если ее условия будут выполняться странами ОПЕК+. Текущая реакция рынка говорит о том, что до нормализации на нефтяном рынке еще далеко. Хранилища нефти на мировом рынке продолжают сокращаться, и, если они окажутся загружены полностью, это приведет к резкому снижению цен на нефть».

Дмитрий Полевой, главный экономист РФПИ:

«Ожидания новой сделки ОПЕК+ были отыграны заранее, а масштаб сокращения может быть недостаточен для устранения всего избытка предложения сырья из-за вызванного пандемией падения спроса в мире. Тем не менее сделка поможет стабилизировать цены на нефть на более высоком уровне, чем они находились бы в случае отсутствия сделки, и это позитивно для нефтяного сектора и всей мировой экономики.

Прямое влияние сделки ОПЕК+ на российский ВВП, по нашим предварительным оценкам, может составить минус 1,5—2 процентных пункта из-за сокращения физических объемов энергетического экспорта, но частично эти эффекты будут нивелированы снижением импорта».

Дмитрий Маринченко, старший директор Fitch Ratings:

«Скорее всего спрос на сырье провалится сильнее, чем объемы поставок, которые страны ОПЕК+ согласились убрать с рынка: в ближайшее время нефтяной рынок будет находиться в профиците. Цены на нефть немного восстановятся, но останутся низкими по сравнению с прошлогодним уровнем. Наш прогноз — $30 за баррель на физическом рынке нефти марки Brent до конца 2020 года — остается в силе.

Ключом к выходу из кризиса является восстановление спроса, которое может занять от нескольких месяцев до нескольких лет. Сделка ОПЕК+ не решит этой проблемы, но поможет пройти кризис более гладко.

Россия скорее выигрывает от сделки, но сокращение добычи более чем на 20%, а затем ее восстановление станет тяжелым испытанием для отрасли, в первую очередь для компаний с выработанными, высокообводненными месторождениями, которым для восстановления добычи может понадобиться бурить новые скважины («Татнефти» и «Русснефти». — Forbes). 

Дисциплина в сделке скорее всего будет хорошей, по крайней мере в первое время, учитывая внимание к сделке со стороны мировых лидеров, в том числе президента Дональда Трампа, который буквально вынудил Москву и Эр-Рияд заключить перемирие. Кроме того, сейчас свежи воспоминания о том, что совсем недавно цены свалились в штопор: 1 апреля Brent стоил $15 за баррель, Urals — $11 за баррель. Со временем дисциплина производителей нефти может ухудшиться, особенно если начнут восстанавливаться цены и нормализуется баланс спроса и предложения — только в таких условиях можно будет считать, что сделка себя изжила».

Александра Суслина, эксперт Экономической экспертной группы:

«Сделка — это очень хорошая новость: российской экономике с ней будет жить точно лучше, чем без нее. Всех проблем с нехваткой бюджетных доходов она не решит, но позволит жить чуть менее катастрофично.

Мы ориентируемся на прогноз в $30 за баррель Urals в 2020 году. На 2021 год есть ожидания, что цена будет чуть выше — возможно, около $40 за баррель. Если это произойдет, то бюджету станет гораздо легче, поскольку базовая цена на нефть, из которой рассчитываются расходы, составляет как раз около $40 за баррель. 

Благодаря бюджетному правилу, бюджет фактически отвязан от колебаний цен на нефть. При низких ценах на нефть правительство будет расходовать накопленные резервы в ФНБ на покрытие дефицита. Однако важно понимать, что резервов хватит всего на год-два. Если такая низкая цена на нефть, как сейчас, продержится дольше или пандемический кризис будет более длительным, придется кардинально пересматривать бюджетную стратегию и экономическую политику в целом. 

Дмитрий Скрыпник, ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН:

«Ситуация на нефтяном рынке во многом зависит от того, как долго продлится пандемия и не прячется ли за ней новый масштабный экономический кризис. Если основной удар эпидемии коронавируса придется на старшие возрастные группы, то это не сильно повлияет на рынок труда и восстановление экономики, а значит, и спрос на нефть сможет восстановиться быстро. Если же восстановление экономики будет долгим и цены на нефть стабилизируются ниже $42 за баррель, то неизбежным следствием станет девальвация рубля и разбалансировка федерального бюджета (даже в условиях возмещения выпадающих нефтегазовых доходов в рамках действия бюджетного правила).

При дефиците бюджета государство будет вынуждено прибегнуть к заимствованиям на внутреннем рынке. Ресурсы есть: у крупного бизнеса накоплены значительные финансовые активы, которые могут быть привлечены в бюджет и направлены на социальные и инвестиционные нужды. Важно, чтобы государство и крупные компании не отказывались от инвестпроектов и учитывали новую макроэкономическую конфигурацию — низкий курс рубля и высвобождение факторов производства в результате закрытия части предприятий. Тогда появится возможность воспользоваться ситуацией низких экспортных доходов для повышения глубины переработки нефти и развития нефтехимии. Это станет новой базой для роста российской экономики, которая наряду с сельским хозяйством сможет компенсировать снижение доходов сырьевого сектора».

You might also like More from author

Добавить комментарий